Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 

ЭЗОТЕРИКА

КРАСОТА И ЗДОРОВЬЕ

Духовное развитие

Личный кабинет мастера
Страницы: 1
Интересные истории духовного пути успешных людей
 
Роберт Турман: От Кастро до Далай-ламы 

Роберт Турман, американский буддолог, отец голливудской звезды Умы Турман
 
     "Детство в Нью-Йорке – это само по себе уже испытание не из приятных. Кроме того, я был средним сыном в семье, мой старший брат ревновал и даже поколачивал меня. Сам-то я этого не помню, мама рассказала мне уже позже, когда я вырос. Так что детство мое нельзя назвать безоблачным. Вообще у меня всегда было чувство, что я не из этого мира (возможно, это память о прошлых жизнях). В школе я учился хорошо, но не вписывался в общую схему. Мне всегда нравились приключенческие романы, в которых главный герой в конце концов оказывается не тем, кем его считали. Я зачитывался книгами Рафаэля Сабатини, любил "Три мушкетера" Дюма. Я вообще много читал, в старшей школе мой круг чтения был существенно шире, чем школьная программа. Получалось, что у меня как будто двойная жизнь. В школе я хорошо успевал по многим предметам, стремился быть первым в спортивных играх, но при этом жил интенсивной внутренней жизнью. 
     По окончании школы я поступил в Гарвард и даже получил государственную стипендию. Но в один прекрасный момент, неожиданно даже для самого себя, не говоря уже о моих родителях и окружающих, я бросил учебу и вместе со своим другом мексиканцем отправился на Кубу, чтобы присоединиться к революции Фиделя Кастро. Сейчас сложно сказать, что тогда на нас повлияло в большей степени. Среди моих друзей в школе было много латиноамериканцев. С ними я выучил испанский язык, стал зачитываться испанской поэзией, которой не было в школьной программе. Мне вообще больше нравилось говорить по-испански, чем по-английски. Мы обсуждали революцию, и кто-то нам сказал: вы только читаете и говорите о революции, но ничего не предпринимаете. Наверное, это-то меня и подтолкнуло. Я сказал: а я вот возьму и поеду! Вообще-то, я хорошо учился, передо мной и моим мексиканским товарищем, который был из очень богатой семьи, открывались блестящие перспективы, но мы все бросили и отправились в Майами, где набирали добровольцев для революции. К счастью, нас не приняли.      Представьте себе два желторотых юнца, с пистолетом, который мы где-то раздобыли. Я тощий парень под два метра ростом, а мой приятель такой полный коротышка чуть выше метра шестидесяти. Кубинцы при виде нас так и покатились со смеху: Дон Кихот и Санчо Панса! К тому же у меня были светлые волосы, и мне сказали, что на Кубе моя голова станет отличной мишенью. Так все и закончилось. Меня просто отослали домой. 
     Я вернулся в университет и вскоре женился на женщине старше себя. У нас родилась дочь. Внешне я жил обычной жизнью успешного молодого американца, при этом по-прежнему много читал и размышлял. Так бы оно и продолжалось, я бы строил карьеру, испытывая при этом духовную неудовлетворенность, если бы не случай, перевернувший всю мою жизнь. 
     В результате несчастного случая в гараже я лишился глаза. Скажу честно, это происшествие спасло мне жизнь. В то время я любил гоночные автомобили и мотоциклы и носился как сумасшедший, так что легко мог разбиться или убить кого-то. 
     Но, к счастью, я отделался лишь потерей одного глаза. То, что я испытал, дало мне хорошую встряску. Фактически, я побывал на краю смерти. И тогда я решил, что больше не могу вести двойную жизнь: не могу оставаться обычным американцем, быть успешным в учебе, карьере, при этом с детства зная, что мир совсем другой и все это неправильно. Я снова бросил все и отправился в Индию, встречался с суфиями, христианским монахами, индийскими свами. Это были 1961 – 1962 годы, хиппи еще не существовало, и я был первым гражданским американцем, которого они видели. Это общение положительно повлияло на меня, впрочем, как и работы Карла Юнга и Германа Гессе и некоторые буддийские труды, которые я читал в то время. В Индии я познакомился с самыми разными духовными наставниками, которые произвели на меня большое впечатление, но лишь повстречав тибетцев, я понял, что нашел то, что искал. 
     Но тут у моего отца случился сердечный приступ, и мне пришлось ехать в Америку. Я планировал пробыть в США пару недель и вернуться обратно. Но в Нью-Джерси под Нью-Йорком я встретил удивительного наставника геше Вангьяла, и остался с ним на несколько лет. Я вел жизнь монаха, а потом мой лама отвез меня в Индию к Далай-ламе, где я уже получил настоящие монашеские обеты: мне выдали монашеские одежды, я побрил голову. (Моя дочь говорит, что я тогда был похож на Генри Миллера в женском платье.) По словам моего ламы, в той аварии я потерял один глаз, но взамен обрел тысячу, изменив свою судьбу и избежав многих несчастий. Я испытал пробуждение в молодом возрасте, а иначе это могло бы случиться в сорок лет, во время кризиса среднего возраста, когда я был бы уже юристом или дипломатом. 
     Тут надо уточнить, что все, что со мной произошло, нельзя назвать "обращением в религию". Почему я не примкнул к суфиям или, христианским монахам, или с вами в Индии? Для меня они все были слишком религиозными: они верили в бога, а я не верил в бога-творца. Я допускал возможность существования других существ помимо людей, но никогда не принимал идею творца. С другой стороны мне в равной мере не были близки идеи материализма. Буддизм с его учением о шуньяте (пустоте) и относительности оказался тем направлением, которое в полной мере отвечало моим интеллектуальным склонностям. 
     Не могу сказать, что в молодости я был религиозным человеком, духовным – да, но не религиозным. Мои родители были протестантами, но не слишком набожными. В церковь я ходил, поскольку это было частью общественной жизни. Но я всегда спорил со священником, поскольку не был согласен с идеей слепой веры. Я прямо заявлял, что не столько не верю в Бога, сколько не люблю его. Мне казалось, что Бог был жесток к своему сыну Иисусу. Я не понимал, как можно принести сына в жертву, позволить распять его? Но с тех пор, как я познакомился с буддизмом, то стал гораздо лучше относиться к христианству, начал понимать христианскую веру. 
Что мне нравится в буддизме, так это то, что в нем нет противоречия между верой и доводами разума. Предполагается, что последователь буддизма должен внимательно изучить и исследовать все, что ему говорят. Буддизм в какой-то части своей – это, скорее, система образования, а не религия. Ведь как мы, люди Запада, определяем, что такое религия? Это некая система верований, в которой человек обязан верить в то, что он не способен увидеть и не может доказать, в противовес науке, где нет места вере и все должно быть подтверждено на опыте. Но буддизм не принимает слепой веры. Вера, какой бы хорошей она не была, слаба, если она не подкреплена доводами разума. Ведь в повседневной жизни мы полагаемся на то, что разумно: если нам надо выйти на улицу, мы не пытаемся пройти сквозь стену, а пользуемся дверью, и не прыгаем с крыши, а вместо этого спускаемся по лестнице! Будда говорил, что нужно подвергать сомнению даже его собственные слова и, найдя в них ошибку, отбрасывать их. Опасность слепой веры заключается в том, что раз поверив во что-то без веских на то оснований, вы можете поверить во что угодно, что вам скажут другие люди. 
     Возвращаясь к периоду моей жизни, когда я был монахом, я не могу сказать, что мне было особенно трудно. К тому времени я уже был женат. Конечно, я скучал по жене и дочери, но я думал о Будде, который тоже оставил жену и сына. Справедливости ради надо сказать, что мне не хватило мужества их оставить, подобно Будде. Я предлагал жене вместе со мной отправиться в Индию на духовные поиски, у меня были деньги, мы могли бы путешествовать с комфортом. Но она не захотела, побоялась ехать. Так что мы расстались. Что касается сексуальной энергии, то ее можно сублимировать, во время медитации можно испытывать истинное блаженство на уровне ума. 
    
     Монахом я пробыл в общей сложности три с половиной года. Из них лишь полтора года я был монахом, что называется, официально. Вообще-то мой лама с самого начала предупреждал меня: "Я знаю, что ты молод, полон энтузиазма и искренне хочешь стать монахом. Но ты не останешься монахом, поверь моему опыту". Я ему не поверил. Тогда он взял меня в Индию к Далай-ламе, и через некоторое время Далай-лама даровал мне монашеские обеты. Но в конечном итоге мой лама оказался прав, я сложил с себя обеты. Во время церемонии сложения монашеских обетов надо отдать свои монашеские одеяния. А всю свою мирскую одежду – костюмы, рубашки – я на радостях выбросил на помойку, когда стал монахом. И теперь мне нечего было на себя надеть. Но, оказалось, что мой лама тайком подобрал мою одежду и спрятал у себя в шкафу, чтобы отдать мне, когда придет время. Сперва я сильно на его рассердился за то, что он не поверил в меня, но потом оценил его мудрость. 
Почему я снял с себя монашеские одежды? Это был 1966 год, в Америке еще не было буддийских монахов, кришнаитов тоже не было, они появились позже. Так что я был один. И все смотрели на меня, как на сумасшедшего. Среди моих друзей было много общественных активистов, другие принимали наркотики. Я хотел как-то им помочь, научить тому, что сам узнал. Вот тогда-то я понял, что мой лама был прав. Я был не в силах повлиять на настроения в моем собственном обществе, оставаясь тибетским монахом. Так что я вернулся в университет, защитил докторскую диссертацию по буддийской философии и санскритологии. 
     Я критически отношусь к нашему современному западному обществу. В нем много невежества и глупости. В каком-то смысле американское и европейское общества можно назвать отсталыми. Они слишком зациклены на материальных ценностях и технологиях, на оружии. Но что хорошего принесли эти технологии, кроме разрушения окружающей среды? Наше образование может готовить лишь хороших работников, которые обслуживают эту систему. Богатство Запада построено на завоевании Азии, Америки, Африки, добыче их полезных ископаемых и убийстве коренных народов. Так что мы ничуть не лучше варваров, пусть даже сами себя считаем великими, потому что понастроили больших городов, и у нас есть метро. Конечно, у Запада есть и положительные черты: мы стремимся к демократии, а коммунизм, например, хотел добиться всеобщего равенства, правда, кончилось все диктатурой. Так что первое, от чего нам надо бы отказаться, это от самозабвенного упоения собственной глупостью. 
     В средние века Европа была под контролем христианской церкви. Тогда уничтожали труды классических авторов, пытали людей, сжигали женщин на кострах. С развитием индустриализации европейцы занялись жестокими завоеваниями. Поэтому еще одной идеей, от которой я отказался в процессе своего духовного развития, была идея о превосходстве Западной цивилизации. Для меня источником высочайшей культуры является древняя Индия. Культуре Индии и по сей день присущи доброта и интеллектуальность. Санскрит – это невероятно сложный язык! Кстати, русский язык гораздо ближе к санскриту, чем английский. Россия наполовину находится в Азии, и еще до революции 1917 года российские ученые и мыслители обладали глубокими познаниями в области санскрита и буддизма. В этой сфере научного знания пальма первенства принадлежала русским и немецким ученым. 
     Сегодня многие люди, в том числе и в России, ни во что не верят. Это можно назвать еще одной формой глупости – слепая вера в ничто. Как можно верить в ничто? Как можно считать, что после смерти человек превращается в ничто? Это противоречит даже законам термодинамики и физики. Энергия не может превратиться в ничто, она переходит в другую форму. Поскольку сознание – это энергия, то оно не может стать ничем. Почему же люди так цепляются за эту идею? Дело в том, что прежде они точно так же были привязаны к идее бога и страху перед адом. Проповедники держали людей в страхе, пугая адскими муками. Поэтому, чтобы освободиться от этого страха, люди решили: души нет, значит, умерев, мы превращаемся в ничто и не должны бояться ада. Ничто для них заменило бога. В итоге появилась идея, что жизнь бесцельна и бессмысленна, эволюция случайна, мы можем просто жить и получать удовольствие. Современная западная культура предлагает людям два крайности – либо материализм, либо возврат в лоно старой церкви. Но с возрастом и, особенно, с приближением смерти человек начинает ощущать потребность опереться на что-то, и он обращается за помощью и к религии, и к современной науке. 
     Вообще, нам очень повезло родиться в теле человека, а не, к примеру, кошки или собаки. С точки зрения буддизма у них тоже есть душа. Но в отличие от животных, чья природа жестко определена, человек более свободен. Человеческий ум пластичен. Любой человек, даже очень хороший, может стать серийным убийцей, если его натренировать. И наоборот, даже серийный убийца может стать святым. Человек находится на развилке и свободен выбирать между добрыми или дурными поступками. Так что у нас есть возможность стать по-настоящему хорошими людьми. Быть хорошим человеком не только очень приятно – он нравится окружающим, у него замечательные отношения с семьей. Но и с точки зрения будущих рождений это тоже полезно. Поэтому важно не терять драгоценные минуты своей жизни и посвятить их своему образованию. Роль образования не только в том, чтобы научить человека выполнять какую-то работу (хотя это тоже нужно, чтобы обеспечить свое существование). Но жизненная задача в том, чтобы саморазвиваться и эволюционировать в существа более высокого духовного порядка. И пределов этому развитию нет. В противном случае вы просто тратите свою жизнь впустую – едите, работаете, страдаете, стареете и умираете. 
     Представьте, что эволюцией движут не слепые гены, а сознание. И в этом случае у жизни, у целой цепочки жизней, есть цель. И цель эта не только в том, чтобы стать сверхчеловеком или даже Богом, но в том, чтобы достичь состояния, исполненного блаженства и помогать другим существам освободиться от страданий. 
Это невероятно вдохновляющая идея, которая увлекла за собой миллионы людей на протяжении всей истории человечества. Глядя на мою увлеченность, жена часто называет меня "буддаголиком". Но в моей семье у всех есть свое мнение. Я хочу, чтобы дети сами думали, а не просто подчинялись родителям. Меня часто спрашивают про дочь, Уму Турман, занимается ли она восточными практиками. Да, она делает комплексы упражнений, но ее основная практика – это быть мамой. Она действительно очень любит своих детей.  
     13 и 14 июля 2013 года Роберт Турман посетил Москву по приглашению фонда "Сохраним Тибет". 
Кстати, без духовной практики, пожалуй, не может быть счастливой семейной жизни. Ведь что такое духовная практика? Это не просто посещение церкви, или медитация, и попытки выглядеть святым. Духовное развитие означает, что у вас есть самоконтроль. Вы не выходите из себя, не кричите на других. Плохая семья там, где дети дерутся и безобразничают, а их родители сердятся и кричат. Поэтому вы должны научиться контролировать свой гнев, быть терпеливыми, великодушными, альтруистичными. Терпимость и терпение – это та духовная основа, на которой строятся хорошие семьи. Кстати, Эйнштейн говорил (не Будда, а Эйнштейн!), что мы находимся под воздействием иллюзии, будто мы отделены от Вселенной. Иногда мы автоматически включаем в свою скорлупу лишь семью и говорим, что мы с семьей существуем отдельно от всех остальных, как бы против Вселенной. Но ключ к счастливой жизни, это постепенно расширять свой круг, добавляя в него друзей, соседей, всех людей и даже животных".
 
Славящийся своими эксцентричными пристрастиями американский режиссёр Дэвид Линч занят поисками 7 миллиардов долларов, чтобы построить по всему миру сеть «дворцов мира» для трансцендентальной медитации, которую проповедует его индийский гуру.  
 
     Дэвид Линч долгие годы занимается трансцендентальной медитацией по системе Махариши Махеш Йоги.  В 2006 году выпустил аудиокнигу о технике погружения вглубь сознания, где, в частности, рассказал, как медитация помогает ему в работе над фильмами и написал книгу о медитации, которая называется «Поймать большую рыбу: медитация, осознанность и творчество». Две страсти Дэвида Линча: медитация и еда. Кинорежиссер Дэвид Линч отдает должное роли медитации в его формировании как режиссера и как человека. Как известно он сказал следующее: С медитацией «отступают злость, напряжение, депрессия, ненависть, страх. Когда человек страдает, он не может творить». 
     Единственная тема, которую он согласен обсуждать с журналистами, — это «трансцендентальная медитация» (в дальнейшем ТМ), т.е. медитация по методу Махариши Махеш Йоги. Суть ее — в регулярном повторении разных мантр. Результаты своим адептам она обещает грандиозные. Некоторые, правда, считают ТМ заурядной сектой, облапошивающей простаков. 
      Вся творческая энергия режиссера Линча направлена сегодня на пропаганду ТМ. Просто поразительно, как этот мрачный гений с головой ушел в просветляющую практику. Причем его вдохновенные монологи в защиту ТМ выглядят не менее сюрреалистичными, чем его фильмы. 
     — Дэвид, вы учредили фонд по продвижению образования, основанного на принципах трансцендентальной медитации. Есть большой соблазн спросить: а в собственном творчестве вы эту методику используете? 
     — Конечно! Я не устаю повторять — ТМ позволяет подняться на новую ступень познания мира. Под воздействием Единого Поля Познания уходят стресс и паника, уменьшается депрессивность, человек получает колоссальный заряд энергии. 
     — Вы как-то упомянули, что цель вашего фонда собрать 7 млрд долларов и рекрутировать для медитации восемь тысяч учащихся. Вы считаете это реалистической задачей? 
     — Это вполне достижимая цель. В мире очень много богатых людей, в одном Китае число миллиардеров растет с огромной скоростью. И некоторые из них озабочены будущим человечества. Вряд ли правительства отнесутся к этой идее с большим энтузиазмом. Я рассчитываю преимущественно на отдельных индивидуумов. 
     — Но как могут отдельные личности преуспеть в этом деле, если власти намерены чинить им препятствия? Вот вы упомянули Китай. Так там вполне безобидную философскую секту Фалуньгун преследуют безжалостно. Почему вы думаете, что ваш вариант медитации встретит там поддержку? 
     — Обычно люди опасаются нового и непонятного. Но если им растолковать... Если они поймут, что это новое придаст им энергию, творческое вдохновение и свежие идеи, тогда, может, что-то сдвинется. Медитация — веками проверенная техника превращения негативного в позитивное. Есть разные ступени познания истины, и самый глубокий уровень — трансцендентальный. Сотни научных исследований ТМ проведены в мире, и все они демонстрируют только благотворный эффект этой деятельности. Научные исследования показали, что во время ТМ полностью задействован весь мозг. При любой другой активности человека, будь-то физические движения, пение, печатание, рисование, активизируется лишь небольшая часть мозга. Активизация мозга сулит огромные преимущества человечеству. 
     — Ваш гуру Махариши Махеш Йоги недавно почил в бозе. Но он жил так долго, что уже при жизни превратился в миф. Что изменилось в вашей жизни с его уходом? 
     — Махариши досконально знал и понимал ведические науки. Веды — это Полное Знание. Он приблизил к нам всем древнейшее Знание, включая медитацию. Он пережил Озарение, а такие люди не исчезают после физического ухода. Он здесь, там и везде. А его последователи продолжают сегодня его дело. 
     — Собираетесь ли вы снимать фильм-трибьют Махариши? 
     — Не исключено. Но у меня нет определенных планов. 
     — Название вашего фонда включает стремление к «миру на Земле» (Foundation for Consciousness-based Education and World Peace). Но ведь медитация — глубоко личная вещь. Как она может способствовать борьбе за мир? 
     — Медитация объединяет всех, но на очень глубоком уровне. Люди обретают счастье в себе. По-другому, с чувством сострадания начинают смотреть на окружающий мир. Я помню, меня часто переполняла ярость, но уже за первые две недели медитирования все напряжение куда-то ушло. Это первая заметила моя тогдашняя жена. Да, негативные эмоции неизбежно возникают, но совладать с ними легче. А когда начинают работать группы «конструктивного вмешательства», то результаты возрастают в геометрической прогрессии. В США, я полагаю, более 1700 таких опытных медитаторов, которые ведут группы учеников, и они своей деятельностью оказывают большое влияние на общественное сознание страны. Ими создается силовое поле, а вся энергия Вселенной генерируется такими силовыми полями. Квантовая физика это подтверждает. 
     — А может ли эта энергия, например, помочь остановить войну в Ираке? 
     — Да никакого антивоенного движения нет. 
     — Как это нет? Большинство американцев выступают против войны в Ираке. 
     — Продолжают убивать людей и говорят, что во имя мира. Это злая шутка — война, она лишь плодит ненависть, насилие. Махариши говорит: негативность подобна тьме. Тьма — это отсутствие света. Восходящее солнце уничтожает тьму самим своим появлением. С темнотой не надо сражаться. Просто зажгите свет. Этим как раз и занимаются миротворческие группы медитации. Не волнуйтесь по поводу войны в Ираке, не волнуйтесь по поводу триллионов проблем нынешнего мира, просто помогайте этим группам. И все само собой образуется. 
     — Сейчас на мир обрушился глобальный экономический кризис. Масса людей переживают стресс. Чем им может помочь трансцендентальная медитация? 
     — Я вам так скажу, Олег. Трансцендентальная медитация — древняя техника, которая дает любому, да, любому, возможность проникнуть на самый глубокий уровень жизни, где плещется океан вибрирующего сознания. Это безграничный океан! 
     Ты расширяешь свое сознание, глубже погружаешься в океан безграничной ментальности, всеохватной креативности, бесконечной любви, всеобщего счастья, вечной энергии. Ты растешь, растешь, и побочным эффектом становится то, что все негативное: напряжение, стресс, гнев, тревога, депрессия, страх, ненависть — улетучивается. 
     В наши дни все подвержены стрессу. Но когда ты начинаешь медитировать по-настоящему, все начинает меняться к лучшему. Уровень счастья возрастает, творческое начало фонтанирует, энергия хлещет через край. Посмотрите, сколько людей еле доползают домой с работы, смертельно усталые. Когда они начнут медитировать, то ощущают прилив бодрости, прилив любви. Люди начинают выглядеть лучше. И все меняется к лучшему. 
     — Вы сами прошли через цепь невзгод и испытаний. Закалили ли вас трудности? Можно ли считать их необходимой инициацией? 
     — Рисунок жизни не меняется. Меняется наша реакция. Когда тебя постигнет неудача или встретится неприятность, если ты подготовлен, тебя это не сломит. Ты сможешь пройти, переступить это, потому что видишь происходящее в более масштабном контексте. Неприятности в такой перспективе становятся все мельче и мельче. Знаете, ведь убить может не неудача, а успех, просто он убивает по-другому. Медитация создает гармоничный баланс между восприятием успеха и неудачи. Это не означает бесчувственность. Просто в тебя вселяется уверенность и счастье, и никакие стрессы не способны тебя сломить. 
     — Себя вы считаете достигшим высшего уровня самопознания? 
     — Нет. Я в пути. Ты не можешь заниматься ТМ и оставаться на месте. Дела идут все лучше и лучше. Ты приближаешься к полному озарению. Движешься к полному выявлению своего потенциала. Каждый шаг в сторону света прибавляет света. Негативность уходит. Ты начинаешь получать удовольствие от любого, самого рутинного занятия. 
     — Ваши слова будут читать в России, в переводе на русский язык. Россия переживает нелегкий период, многие люди недовольны своей жизнью. Ваш совет? 
     — Сегодня не имеет значения, кто ты — русский, китаец или австралиец. Мы все человеческие существа. Займитесь ТМ, и вы не пожалеете. Уровень стресса понизится, и вы приблизитесь к счастью. Россия сможет стать великой и мощной страной. И при этом сохранит хорошие отношения с соседями и всем остальным миром. Я вам говорю: поменьше волнуйтесь и займитесь ТМ. 
     — Вы знаете афоризм Ленина про кинематограф как «важнейшее из искусств»? Согласны ли вы с этим утверждением? 
     — Я люблю самые разные виды искусств. Все они ценны, каждый по-своему, и все они будут жить вечно. Кинематограф объединяет семь искусств, это красивый и мощный язык. 
     — Дэвид, это интервью специально для российского сайта OPENSPACE.RU. Вы считаете интернет позитивным явлением или нет? 
     — Очень, очень, очень позитивным! Критически позитивным для человечества! В традиционных массмедиа есть столько странных ограничений. Непонятно, говорят ли тебе правду или нет. Интернет позволяет людям получать любую информацию, под любым углом зрения. Люди объединяются интернетом. Люди разговаривают между собой, чего раньше не было. Великая вещь! Для фильма, для картины, для музыкального произведения интернет великое благо — ведь культурный продукт путешествует со скоростью света по всему миру.
 
Стивен Сигал 
      
     Актер является давним поклонником медитации, которым он стал с тех пор, как в 17 лет приехал в Японию изучать акупунктуру, боевые искусства и дзен-буддизм. Он рассказывает, что занимается медитацией на «своем пути благочестия» уже около 27 лет. 
     Стивен Сигал с детства обладал заочной привязанностью к Востоку.  Для того чтобы учиться айкидо у лучших японских мастеров актер приехал в страну восходящего солнца в 17 лет. Восточная философия оставила глубокий отпечаток в его сердце и определила мировоззрение актера на всю его жизнь. 
      Сигэмити ТАКЭ, а именно так зовут Стивена Сигала его японские учителя и ученики прежде всего известен зрителям голливудского кино как актер боевиков и мастер айкидо. Его быстрые отточенные движения руками хорошо известны хулиганам и другим злодеям фильмов. Конечно, некоторые скептически относятся к постановкам боев в кино и их можно понять. 
      Однако есть все основания полагать, что мастерство актера это не только художественные постановки. Во-первых, имена известнейших японских мастеров айкидо Сэо, Коити Тохэй, Исояма и Абэ лично наставлявших Стивена Сигала могут послужить наилучшим «гарантом качества». Они наверняка подошли к обучению с традиционной восточной ответственностью. А во-вторых, Стивен Сигал быстро учится. Вскоре после того как он стал главным инструктором Тэнсин додзё, ему был присуждён 6 дан Айкикай, а затем и 7-й и звание сихан. 

Стивен Сигал - мастер айкидо, иглотерапевт и лама 
      Но если говорить об айкидо, то сам Стивен Сигал считает, что до сих пор не достиг уровня мастера, которое получил на бумаге в восьмидесятых годах. В интервью Стенли Вейсеру опубликованном в журнале «Тайны вечности» актер сказал: «Возможно, некоторые люди и думают, что я - мастер, но, в моём понимании, я им конечно не являюсь». Для Стивена Сигала айкидо - часть совершенствования, которую он дополняет получением духовных наставлений буддийских монахов. «Для меня это было началом пути, по которому, как я полагал, следует идти - развитие физического тела с помощью искусства единоборства и одновременная шлифовка духовных качеств» - говорит сам актер в интервью. 
      Кроме изучения боевых техник айкидзюцу Стивен Сигал, смог получить и нечто большее – понимание своего предназначения в жизни. После своего возвращения в США, актер серьезно занялся изучением восточной медицины и в частности иглоукалывания. 
      Однажды Стивен Сигал приютил нескольких лам, покинувших в спешке Тибет, в связи с сильным притеснением Тибета со стороны коммунистической партии Китая. Ламы выглядели уставшими и измученными. «Поскольку я изучал иглоукалывание, ко мне обратились с просьбой позаботиться о некоторых из них», - вспоминает актер то время. Проблема преследований и притеснения в Тибете задела Стивена Сигала за живое. И впоследствии он даже принимал участие в противостоянии репрессиям коммунистического режима. 
       
     От лам Стивен Сигал узнал о Тибетском Буддизме. А спустя некоторое время смог лично услышать наставления некоторых высших тибетских лам и даже Далай-ламы. От своих учителей Стивен Сигал получил передачу некоторых сокровенных знаний и обучился нескольким методикам. На одной из встреч гуру актера открыл ему, что он является перевоплощением тулку или ламы Кьюнг-драк Дордже, который ранее был перевоплощением переводчика Юдры Ньингпо, великого учёного и совершённого мастера медитации. Многие из его перевоплощений способствовали развитию буддизма. 
      Напомним, что в буддизме говорится о том, что душа человека после смерти физического тела перевоплощается. Она может снова прийти в этот мир через некоторое время, переродившись в животное, растение или человека. С целью открыть память прошлых жизней Стивен Сигал начал практиковать один из методов медитации. 
      Стивен Сигал занимался медитацией без малого тридцать лет. Он сочетает ее с совершенствованием духовных качеств. Обычно актер практикует медитацию два часа утром и такое же время ночью. Медитация помогает ему преодолеть горечи и разочарования повседневной жизни: «Я человек, и когда мне наносят рану я, как и все, истекаю кровью. Когда подобное случается, лучше перенести все ваши проблемы в вашу практику». 

Путь воина или принципы буддизма 
  
      Стивен Сигал обучал учеников одной из самых жестоких техник айкидо. Он мотивировал свой выбор практической необходимостью. Столкнувшись с непредвиденной ситуацией, дефицит времени и мягкость могут оказаться главными причинами поражения в бою. Видимо особенности его стиля айкидо и приглянулись Голливудским продюсерам, что способствовало быстрому взлету его актерской карьеры. Так экранный герой Стивена Сигала в полной мере соответствует амплуа сурового парня, использующего свои боевые навыки для защиты невинных от бандитов и торговцев наркотиками.  
      В сыгранных фильмах герой Стивена Сигала зачастую отвечает насилием на насилие, что полностью противоречит принципам буддийской религии. После того как актер серьезно посвятил себя духовному совершенствованию, он даже пытался расторгнуть контракт с киностудией. «Я - артист, который пытается в совершенстве овладеть своей профессией, но в то же самое время я имею своё мнение относительно насилия», объяснил он Стенли Вэйсеру. Согласно контракту с кинокомпанией «Warner Brothers» до недавнего времени Стивен Сигал не имел возможности сниматься в другом жанре: «Теперь ситуация изменилась и это позволит мне снимать фильмы, которые я действительно хотел бы снимать, которые, конечно, будут иметь духовный характер, заставят людей задуматься и принесут им радость». Ну что же очень хотелось бы увидеть новый формат кино от Стивена Сигала. 
      Мудрость Востока помогла Стивену Сигалу найти свое место в жизни и выбрать свой путь.  Поэтому Стивен Сигал испытывает большую благодарность к своими наставниками за то, что они дали ему немного знания и теперь он старается рассматривать свои самые тяжелые страдания как своих учителей. Ведь после преодоления этих жизненных невзгод можно стать более сильным.
 
Путь к йоге: интервью с Борисом Гребенщиковым 
     
     Не только зарубежные "звезды" как уже неоднократно упоминавшиеся Мадонна и Стинг, занимаются и увлекаются йогой. Если копнуть поглубже среди "наших" знаменитостей, то выясняется, что и они не чужды древнему искусству. Тут вот вдруг случайно выяснилось, что Борис Гребенщиков, легендарный БГ, патриарх и столп отечественного рока, в свои только что исполнившиеся 50 лет  - не любитель пива, как можно было бы ожидать, а любитель йоги. А наша хорошая знакомая - Наталья Янчук, которая тоже практикует йогу, и в то же время хорошо знает Гуру Рока, с большим удовольствием согласилась встретиться с ним и побеседовать о йоге, жизни, музыке и культуре в целом. 
     - Рубрика называется "Мой путь в йогу", давай прямо с этого и начнем. Как ты пришел в йогу, каким образом? Может быть, были какие-то специальные обстоятельства? И почему именно в йогу? 
     - Специальных обстоятельств не было. Но моя связь с Индией стала для меня ясна еще в 1968 году, после многократного прослушивания альбома Beatles "Sgt. Pepper's Lonely Hearts Club Band". Я понял, что индийская музыка - это то, что по неизвестным для меня причинам притягивает меня очень и очень сильно. С этого начался очень долгий процесс узнавания того, что у нас называется восточной культурой. Сначала интерес появился музыкальный, потом религиозно-мифологически-исторический. И потом началось реальное знакомство. Я просто жалею о том, что не начал заниматься йогой 20 лет назад. Это сильно сэкономило бы мне время. Потому что реально я начал заниматься йогой в конце февраля 2002 года. 
     - Как это случилось? 
     - Я был в Ашраме у Сатья Сай Бабы в Путапарти. А там есть замечательный учитель йоги Доктор Рао, про которого мне несколько раз говорили, но мне как-то все было не до того. А тут я, наконец, все-таки до него дошел. Он прямо на крыше своей клиники проводит занятия каждый вечер. Человеку где-то около 80 лет, и он в форме значительно лучшей, чем я. 
     - Но он, наверное, и заниматься начал раньше, чем ты?  
     - Он начал заниматься в 60 лет. 
     - Тем не менее, 20 лет занятий йогой - это немало...  
     - Да. И он в такой форме, которая мне и не снилась.  
     - Приснится еще...  
     - Жизнь покажет. Просто я, вероятно, к этому времени был готов. Так или иначе, по причинам, которые я вряд ли смогу сформулировать, я начал заниматься. И с тех пор занимаюсь практически каждое утро, за вычетом, может быть 10-12 дней, когда я где-нибудь в поезде, и просто нет возможности заниматься.  
     - Считается, что только индивидуальной практикой можно чего-то достичь. Так ли это? Есть ли у тебя индивидуальная практика?  
     - А какая практика бывает еще, кроме индивидуальной? Есть набор асан, которые я делаю в той мере, в которой у меня есть время. У меня нет и никогда не было ни своего учителя, ни своего инструктора. В основном все, что я делаю, я почерпнул на занятиях у Доктора Рао (два или три занятия) и потом - по книгам Айенгара.  
     - А почему из многочисленных учеников Кришнамачарьи ты предпочел именно Айенгара?  
     - Я просто взял ту книгу, которую мне дал кто-то из знакомых. Короче говоря, мне попал в руки БКС Айенгар "The Illustrated Light On Yoga", и я просто делал то, что в моих силах. Пробовал разные вещи, которые были доступны моему телу. Их не так много. Для человека, который ничего не умеет, для начала возможно выполнить асан 10-15. И потом, когда я, спустя год, попал в школу йоги в Ришикеше, то с большим изумлением понял, что я могу все, что делают они, и более того, от индусов, которые там занимаются, я ничем не отличаюсь. У них там было чуть динамичнее, чем я сам себя приучил, но все, что они делали, я уже мог выполнить. Даже когда я на голову встал, учитель около меня походил-походил, и сказал: "А в чем вопросы-то? Все нормально делаешь".  
     - Просто для начала не рекомендуется практиковать без инструктора.  
     - Знаю. Именно поэтому, например, стойку на голове я старался не выполнять, и решил просто проверить, правильно ли я делаю. И, как ни странно, индус-учитель посмотрел и сказал, что не видит проблемы.  
     - Так и выработалась личная практика?  
     - Да, это то, на что у меня хватает времени каждое утро. В идеале два часа. То есть если я в пять утра встаю, то до семи я занимаюсь. Но вот если я встаю в десять утра, у меня уже нет пары часов. Максимум - полчаса.  
     - Вся твоя практика состоит из нескольких асан?  
     - Порядка пятнадцати.  
     - И это только асаны? Я имею ввиду, что йога - достаточно всеобъемлющее понятие...  
     - Я только начинаю. Пока работы с телом для меня достаточно. Пранаяму без учителя, как я слышал, тоже практиковать нельзя.  
     - Каковы результаты практики? Что с тобой за это время произошло?  
     - Я 35 лет курил. И вот уже четыре месяца, как перестал. Без единого болезненного ощущения. Не было ни секунды мучений, я просто решил, что хватит. И у меня с тех пор не возникало ни малейшего желания. Самое смешное, что я даже не набрал ни одного лишнего килограмма в весе. Соответственно, в связи с этим я могу дольше пройти, O, могу подняться по лестнице, потому что раньше у меня были с этим сложности. А сейчас, после того, как я еще позанимался два раза у Бал Мукунд Сингха, возникают новые горизонты.  
     - А ты еще посвящение какое-то, помнится, получал?  
     - Посвящение я получал по Крийя йоге у Шибенду Лахири, правнука Лахири Махасаи. Это отдельная история. Он посмеивался и говорил, что некоторые бросают курить, после того как начинают заниматься Крийя йогой...O Я не думал, что это относится ко мне, но очень ему благодарен. Я получил посвящение у Шибенду Лахири в феврале, а в июле уже перестал курить.  
     - В России звезды, в основном, исповедуют христианство...  
     - Если мне покажут человека, который прочитал хотя бы все четыре Евангелия, тогда мы сможем так сказать. У меня такое ощущение, что это христианство на уровне того, что если церковь, они просто знают, что там крест наверху.  
     - А почему конкретно ты выбрал буддизм?  
     - Я не выбирал ни буддизма, ни индуизма, ни шаманизма - не выбирал вообще ничего. Я естественным образом следую своим интересам.  
     - Что это за интересы?  
     - Я не могу их описать. Мне интересны какие-то вещи. У меня есть свои вкусы. Теперь, когда мне, практически, 50 лет, выясняется неожиданно, что мои вкусы довольно плотно совпадают с общечеловеческими ценностями, с которыми, - я могу теперь это сказать, - я чуть-чуть знаком. Но уровень невежества среди нашего народа вообще и деятелей культуры, в частности, ужасающий. Это катастрофа. И пока это не изменится, говорить о чем-либо здесь представляется мне смешным. Отдельный человек в России может добиться всего, чего угодно, самых высоких вершин. Но, в общем и целом, наша культура представляет из себя, грубо говоря, помойку. На 99%. И пока наши деятели культуры не займутся самообразованием... Я уже не говорю про йогу, не говорю про религию, но если они хотя бы одну книгу прочитают в жизни... Пока этого не случится, мы так и будем в помойке, в которой находимся в данный момент. И идеалом жизни у нас будут быки и соответствующие им девушки. А пока у нас положение именно такое, говорить о христианстве, буддизме, или о чем-то еще, нелепо. Это то же самое, что сравнивать качество жизни на Альфа Центавра и Тау Кита. Мы не знаем ни того, ни этого. Мы не знаем ничего ни об индуизме, ни о буддизме, ни о синтоизме, ни о дзен-буддизме. О христианстве тоже мы не знаем ничего. Я не буду говорить, кто, но некоторые из наших деятелей культуры на мои скромные попытки спросить: "А вот в Евангелии вроде сказано не совсем то, что ты говоришь..." люди просто от меня отворачивались с негодованием, - "он еще и Евангелие цитирует". Потому что они сами не читали, но считают, что все знание от Дьявола. В том числе и знание Евангелия тоже от Дьявола. При этом смешно, - у меня не было никакого особенного образования, я заканчивал совершенно обычную школу, у моих родителей не было никакого интереса ни к философии, ни к религии, ни к музыке. Все, что у меня есть, я нашел сам. Меня никто ни к чему и никогда не склонял. Все, что сделал я - пример того, что может сделать каждый человек. Выясняется, что, если захотеть, все можно осуществить.  
     - Получается, нельзя сказать, что ты исповедуешь буддизм. Но как бы это назвать?  
     - Я исповедую жизнь. По возможности незашоренную.  
     - Да, но в которой есть, так или иначе, элементы каких-то культур...  
     - Элементы культур - да, в отличие от отсутствия культур  Я все-таки исповедую ну хоть какую-то культуру  . - То есть вопросы типа "выполнил ли ты нендро" бесполезно тебе задавать?  
     - Нет, я слишком ленивый для того, чтобы выполнять нендро. Я бы хотел, но у меня как-то не получалось. Я был слишком занят пчеловодством, балетом и керамикой.    
     - А Шесть йог Наропы?    
     - Тоже не очень-то получились  .  
     - Хорошо, а кто тогда для тебя Ринпоче?  
     - Я очень хорошо отношусь к тибетскому буддизму вообще, к Институту Лам в частности, и ко всем людям, у которых я хоть чему-то учился. Таких несколько. И я отношусь к ним с крайней любовью и с крайним почтением. Чокьи Нима Ринпоче, Ургьен Тулку Ринпоче, Беру Кхъенце Ринпоче, Тенга Ринпоче.  
     - Почему ты выбрал традицию Римэ?  
     - Я не выбирал. От ступы Боднатх я пошел прямо. Уперся в монастырь. Мне понравился учитель. Потом учитель мне сказал: "Знаешь, Боря, мы с тобой в чем-то похожи". Так оно и было. Я абсолютно ничего не выбирал. Когда я познакомился с Чокьи Нима Ринпоче, я не знал, что существует традиция Римэ.  
     - Тебя все время заносит в правильное русло, как я понимаю  .  
     - Я думаю, что если правильно себя вести, тебя всегда занесет в правильное русло  . Как воду - по самому простому пути.  
     - Когда ты первый раз попал в Индию?  
     - В 1994 году, когда Ирина, моя жена, сказала: "все ламы да ламы, а давай съездим к Сай Бабе".  
     - А откуда она про него узнала?  
     - От нашего общего знакомого Айзека Тайгретта, который был близким соратником Бабы. Я давно его знал, еще по Америке. И он много чего рассказывал про Бабу, это были какие-то фантастические рассказы.  
     - А Ирина - буддистка?  
     - Также как и я, - идет туда, куда ей интересно. И она меня уговорила: "давай в Индию съездим". И мы поехали к Бабе. И очень смешно, и интересно, и поначалу забавно, я даже побунтовал немножко...  
     - Как ты бунтовал?  
     - Я не люблю, когда меня ограничивают дисциплиной. Я должен к этой дисциплине сам прийти. Поначалу не ходил на даршаны, одевался не так, ходил не туда, все было не так. Меня там звали "Рэмбо" . А потом ничего, привык. Когда я сам эту дисциплину для себя выработал, тогда я понял, что в ней есть смысл.  
     - Какие места в Индии ты посещал, кроме Сай Бабы?  
     - В Индии есть семь священных городов, это называется Саптапури. В пяти из них я был уже.  
     - Только по священным местам?  
     - Вообще езжу много где. Просто мы - не совсем обычные туристы, потому что меня интересуют места, где, по проверенным данным, энергия места может положительно влиять на мою психику и на психику любого человека. В магазинах мне делать нечего, мне там скучно. И бухать на пляже мне тоже скучно. И даже наркотики на пляже принимать мне тоже скучно. А попасть в священный город мне не скучно, потому что там приходит что-то, что мне интересно.  
     - А в последний раз, вот сейчас, где ты был?  
     - Только что мы были в Дварке. Дварка - это столица королевства Кришны, куда он ушел из Бриндавана и Матхуры вместе со своим народом. И пробыл там от 36 до нескольких сотен лет. В зависимости от того, кто как считает.  
     - Это там ты встретил Бал Мукунд Сингха?  
     - Бал Мукунд Сингха я встретил в Дели. У нас с ним были общие знакомые, я ему позвонил, спросил: "нельзя ли встретиться? Хотелось бы поучиться". Он ответил: "Ок, подъезжайте".  
     - А что это у тебя за встреча была с послом Индии, уже по возвращении в Россию?  
     - Это был посол России в Индии, Александр Кадакин, мой старый приятель. Я его знал, когда он был еще послом в Непале. Мы знакомы около 10 лет. Я был очень рад, когда он звонил, поздравлял меня вчера.  
     - С Орденом?  
     - С Орденом. Он - человек государственного мышления, и мне его поздравление было очень приятно.  
     - Как ты отнесся к тому, что тебе вручили Орден?  
     - Я целиком за. Это за Аквариум.  
     - Об этом говорили во всех новостях. Мы все так радовались за тебя!  
     - Вот видишь, как здорово! O Сколько радости я доставил огромному количеству людей  .  
     - Я думаю, многие в этот день друг другу звонили, и говорили: "Здорово! Ну наконец-то!"  
     - Когда Окуджаве пытались дать орден, он сказал: "Знаете, ребята, я никогда не служил, поэтому я орден не приму". Поскольку здесь речь идет о том, что Аквариум делал больше тридцати лет - а я очень хорошо знаю, ЧТО он делал, я с чистым и веселым сердцем его принимаю.  
     - В связи с твоими постоянными духовными поисками как происходит твоя координация с окружающим миром? Как к этому относятся близкие тебе люди? Бывают ли конфликты?  
     - Те люди, с которыми я общаюсь, например, моя семья, принимают это нормально, поскольку они меня знают таким, какой я есть. А те люди, которые меня знают хуже, вольны относиться к этому как угодно. Я приблизительно в два или три года решил, что в этом мире далеко не все в порядке, и люди вокруг занимаются такой чудовищной чушью и настолько глупо расходуют свой потенциал, что принять их всерьез я так и не смог. С тех пор, как я это осознал, прошло приблизительно 48 лет. Я не ошибся. Как они чушью занимались, так чушью и занимаются. И всю свою сознательную жизнь я делал так, чтобы максимально их задеть.  
     - А твои дети?  
     - У детей своя карма. Они выбрали родиться моими детьми в моей семье по каким-то своим причинам, поэтому влиять на них и навязывать им какие-либо точки зрения я абсолютно не собираюсь. Они могут вести себя хорошо или плохо, умно или глупо, - это их дело. Я могу им помочь, если они меня об этом попросят. Карма у них все равно своя. В этом смысле они не мои.  
     - Не принадлежат тебе.  
     - Да. Они не принадлежат мне. Я могу им помочь, могу их любить, и все, что я знаю, я им скажу. Но навязывать им свою точку зрения я не буду.  
     - Давай поговорим о спонсорстве. В России и христианские-то святыни не часто спонсируют, но, тем не менее, случается. Почему, как ты думаешь, в России не спонсируют строительство буддийских храмов?  
     - Спонсируют. Более того, вчера поутру я согласился помочь при организации строительства первого буддийского храма в Москве. Естественно, он будет строиться на какие-то деньги...  
     - Помочь финансово?  
     - Помочь именно не финансово. О финансах речь не шла, там есть деньги. Есть спонсоры.  
     - Русские?  
     - Русские. Достойные люди, которые собираются это сделать.  
     - Но это единичный случай, как мне кажется...  
     - Конечно. У нас строятся церкви, которые от государства получают мало дотаций. Я знаю много настоятелей храмов, которые ходят по заводам, по директорам, и выбивают из них деньги.  
     - Это христианство...  
     - Христианство. А буддизм в европейской части России - религия неестественная и немассовая. Скажем, в Москве буддийский храм строить - это хорошо, потому что в Москве много буддистов, или людей, которые хотели бы считать себя буддистами. А строить буддийский храм где-нибудь в Саратове довольно бессмысленно. А если построить его в Вышнем Волочке, его просто сожгут. И еще побьют.  
     - А чем ты объяснишь, что в России христианство держится до сих пор, как массовая религия? А буддизм не занимает таких позиций?  
     - Он никогда не займет, потому что он несвойственен. Христианству - тысячи лет, это традиция. Если бы Владимир Красное Солнышко выбрал буддизм, все были бы буддистами. И тоже бы никто не отличал Будду от бесов. Знаешь, большая часть православных христиан считает, что они молятся Николе. А на Севере не во всех церквях есть икона Христа. И когда людей спрашивают, они говорят: "Вот Божьей Матери да Николе молимся, вот у нас главные". Про то, что есть Христос, они могут и не знать. О какой религии мы говорим? Если опросить тысячу москвичей, я думаю, не все будут знать, где Никола, где Христос, и чем они отличаются друг от друга.  
     - Получается - это такое массовое явление - непринадлежность ни к какой религии на самом деле? Или смесь христианства и язычества?  
     - Это именно народная религиозность. Как говорил, по-моему, Булгаков (в смысле не писатель, а отец Сергий Булгаков), или, может, не он, а кто-то еще из философов: бытовое христианство хуже язычества. Это христианство бытовое.  
    - Другими словами, ты считаешь, что у нас истинных и христиан-то, вобщем-то, нет?  
    - Да у нас в еще XIX веке 90% населения городов в языческие праздники жгли идолов на площади.  
    - Все-таки если конкретно о тебе говорить, ты вроде утверждал, что тебе буддийские каноны ближе, чем христианские...  
    - Моя точка зрения никогда не будет массовой, не будет общей. У меня достаточно специальная точка зрения, вероятно из-за каких-то моих переживаний в других жизнях. Я не знаю. У меня нет доказательства, что у меня были другие жизни. Но, судя по тому, как я настроен, скорее всего откуда-то это взялось. И почему-то я здесь родился. Бытовая религия, она у всех, что у тибетцев, что у русских, что у кого угодно, она везде одинаковая. Чтобы пришел батюшка, и сделал что-нибудь такое, чтобы хлеб родился, и дети не болели. А что он там будет делать, это никого не волнует. И кому они молятся, - Будде, Христу, Николаю или кому-нибудь еще, они могут сами не знать.  
     - То есть, нельзя сказать, что тебе ближе заповеди какой-то одной культуры, религии?  
     - Знаешь, на самом деле то, что мне ближе, оно словами просто уже не выражается. Как говорил один суфий: "Господи, спаси меня от твоих благословений, потому что твои благословения стоят между тобой и мной". Я позавчера провел полдня в мусульманско-суфийской святыне, и меня там принимали как своего.  
     - Кстати, вчера по ТВ показали фильм "Мусульманин", отечественный, с Мироновым в главной роли, так вот там многое из того показано, о чем мы сейчас говорим. Продолжу немного тему спонсорства. Говорят, ты некогда содействовал приезду в Россию одной шаманки (Лхамо)...  
     - Я просто возил ее на машине. То есть меня попросили побыть шофером. А поскольку я ее знал по Непалу...  
     - Ты ее сюда позвал?  
     - Нет, ее позвали наши петербургские буддисты. А поскольку мы с ней были знакомы еще по Непалу, я был очень рад тому, что она приехала.  
     - А сам приезд оплачивали буддисты?  
     - Думаю, что это было коммерческое мероприятие.  
     - А ты сам лечился у нее?  
     - Конечно. Она и дома у меня была, мы дружили. Меня интересовали некоторые вещи, связанные с духами, и она очень живописно ответила мне на ряд моих вопросов. Вообще очень интересно поговорить с женщиной, в которую вселяется богиня. У нее своя точка зрения.  
     - А с ней вы как познакомились?  
     - Я был у нее в Непале.  
     - Тебе кто-то ее порекомендовал?  
     - Да. Ганчен Ринпоче хорошо о ней отзывался, А у меня с шаманами вообще хорошие отношения.  
     - Давай о музыке поговорим немного. У тебя вышел один альбом с мантрами. Планируешь ли еще подобные работы?  
    - С тех пор, как я выпустил "Прибежище", я пробую какие-то вещи, но пока нет ничего убедительного. Делать Мантры-2 довольно бессмысленно. Хотя есть еще очень красивые штуки. И я их собирал и продолжаю собирать и слушать. Те мантры я записал, потому что почувствовал, что их нужно было сделать. Пока я такого второго импульса не чувствую.  
     - А как ты относишься к подобным проектам на Западе? Кришна Дас, например? 
     - Кришна Дас - блестящий человек! И мне очень приятно, что сами индусы к нему относятся очень хорошо.  
     - А как вообще ты относишься к адаптации индийской музыки к западному сознанию?  
     - У Кришны Даса это получается. А больше я не знаю никого из европейцев, у кого бы это получалось. Был великий кришнаит Шрила Гурудева, который с итальянцем аранжировщиком записал два блестящих альбома (Songs Of The Soul и еще один) но они, к сожалению, канули в вечность. Их нет ни в Интернете, ни на CD, они выпускались только на кассетах. И фирма эта лопнула, и сам он, по-моему, умер. Я ищу эту музыку и очень хочу ее найти.  
     - А на данный момент все, что есть индийского в твоей музыке, воплотилось в "Песнях рыбака"?  
     - Да нет... Была бы возможность, я записал бы столько всего еще... Я только начинаю подходить к ощущению музыки. Достаточно сказать, что у меня в компьютере, в laptop, с которым я езжу, на трое суток индийской классической музыки. Кстати, интересующиеся могут зайти к нам на сайт, там все время появляются новые запасы индийской музыки.  
     - А "Песни рыбака", получается, первая ступень, некий эксперимент...  
     - Да. С этими песнями так нужно было сделать. Я не знаю, буду ли я это делать в дальнейшем, но я продолжаю свои изыскания в этой области. Не исключено, что на новом альбоме будет что-то подобное. Перекармливать людей индийской музыкой я тоже не хочу. Если они хотят ее слушать, они могут делать это и без нашей помощи. Но я сам эту музыку очень люблю и для меня это одна из самых красивых музык на земле.
 
Сати Казанова 
      
     "Некоторое время назад у меня случились небольшие проблемы со здоровьем. И тогда мой любимый человек посоветовал мне пойти на йогу. Я стала посещать занятия. 3–4 раза в неделю беру индивидуальные уроки у инструктора Алены Наасан. Благодаря ей изменилась моя мотивация – от физической подготовки я перешла к медитации, к дыхательным упражнениям. Каждое утро я выполняю комплекс Сурья Намаскар, чищу язык специальной лопаточкой и очень надеюсь, что дойду впоследствии до практик Чаны, Саратхи и, конечно, научусь правильно выполнять Шавасану – овладею техникой абсолютного расслабления." 
       "Одна суфийская мудрость гласит: "Существует столько путей к богу, сколько душ на земле". 
Я была очень амбициозным ребенком. Мама внушила, что получать ниже чем пять - плохо, что я не должна "позорить отца" плохими оценками. Это ощущение "надо" сильно угнетало. Ах, если бы мама заложила в меня, что не важно, какие оценки и "что скажут люди", но важна твоя внутренняя целостность. Увы, маму так воспитали, мамину маму так воспитали, но я не хочу продолжать эту цепочку. До сих пор во взрослой жизни приходится разгребать все то, что с любовью и верой, "что так лучше", мама, бабушка и тетушки в меня внедрили. 

Чудеса из детства 
      
     В детстве со мной случались удивительные вещи. Сейчас я называю их первыми вспышками осознанности. В возрасте пяти-семи лет я смотрела в зеркало и задавала себе вопрос: "Я – это что? Лицо, руки, ноги? Я – девочка? А что такое девочка?" Сейчас я знаю, что есть вопросы, над которыми человек должен задуматься: "Кто я?", "Откуда я?", "Зачем я здесь?", "Куда я иду?". В детстве я эти вопросы уже задавала. Потом мне нужно было пройти и испытать все, что было в моей жизни, чтобы снова вернуться к этим вопросам. 
У кабардинцев есть обычай "Тхьэлъэlу" (буквальный перевод: прошение Всевышнему), когда случается что-то очень хорошее, благодарить Бога. Во время ритуала бабушки пели. От этого пения я, семилетний ребенок, впадала в духовный экстаз. Сейчас изредка я касаюсь этого чувства, и все время жадно ищу возможности испытать его снова. Различные удовольствия, наркотики и даже самая сладостная страсть к мужчине не способны подарить нечто подобное. После таких духовные песнопений у меня несколько месяцев сохранялось стойкое ощущение, что я обладаю связью с божественным. И что бы я ни загадывала, исполнялось. 
Цена популярности 
     C раннего детства я знала, что имею связь с чем-то возвышенным. Но потом о ней забыла. Пришли "лихие 90-е". Папа прогорел, мы все продали и переехали в обшарпанную квартиру в Нальчике. Жили бедно. Начался подростковый возраст с желанием нравиться мальчикам. Но наряжаться было не во что, и эта бедность меня угнетала. Постоянно выступая на школьных мероприятиях, я привлекала к себе внимание, которого мне так не хватало. Как-то я дерзко заявила маме, что меня еще увидят на "Песне года". Через несколько лет я оказалась на большой сцене. Но за это пришлось побороться. 
     Я была очень жесткой, когда в 18 лет приехала в Москву. Два года пришлось ломиться в разные двери, не один кастинг был пройден, не одно разочарование меня постигло. Наконец, попав на "Фабрику звезд", я дорвалась до долгожданной славы. Дальше славы и денег становилось все больше. Так прошло около четырех лет. 
Постепенно я стала понимать, что "наелась" всей этой звездности. А один случай заставил меня сказать "хватит" своей тусовочно-безумной жизни. На вечеринке по случаю 8 марта в пьяном угаре подо мной разбивается стеклянный стол, и меня везут в Склифосовского с порезами ног и ягодицы. Врачи все зашили, но шрам остался. Помню как, приковыляв домой, стояла перед зеркалом в ванной и рыдала. Меня разрывали мерзкие чувства – горечь, отвращение, жалость к себе и растерянность. Тогда же появилось ощущение, что этот тусовочный путь не мой, что я не хочу так жить. 
     Незадолго до этого события я влюбилась в одного мужчину. Его мнение стало очень авторитетным для меня. И он как-то сказал: "Сатиш, думаю, тебе будет полезна йога" (у меня было искривление позвоночника и расшатанные нервы). Я послушно пошла на йогу. Мы уже не общаемся с тем мужчиной, но если вдруг он читает эти строки, хочу искренне поблагодарить этого доброго человека за совет. 

Путь к себе 
      
     Первым моим духовным наставником стал педагог по вокалу Владимир Коробка, который посоветовал прочесть книгу "Роза Мира" Даниила Андреева. Она буквально взорвала мое сознание и во многом повлияла на решение уйти из группы "Фабрика". Тогда я впервые поняла, что мы, особенно публичные люди, ответственны за то, что делаем, какие песни поем. Во мне включился внутренний цензор. Потом я прочла теософский роман "Две жизни" оперной певицы Конкордии Антаровой, который только усилил происходившие в душе изменения. 
До этого я стремилась к славе и благополучию. Считала, что должен появиться мужчина, который обязан обеспечить меня и сделать счастливой. С мужчинами, кстати, не очень получалось. Были те, которые дарили квартиру, машины, бриллианты. Но это не делало меня счастливой! Сначала я просила богатого мужчину. И в моей жизни появился богатый мужчина, но он жил в другой стране. Потом я мечтала о любимом, пускай небогатом, который был бы рядом. Мне встретился такой, и мы прожили вместе почти три года. Это оказалось не так радужно. Он говорил: "Ты идешь неправильным путем, иди со мной, люби меня, и это правильный путь". На какое-то время я забыла себя и стала обслугой. Но это был урок, как не надо поступаться своими целями и своей целостностью. Конечно, у женщины есть потребность служения – мужу, детям, Богу, человечеству. Но я не позволю просто "обладать" собой, я свободное духовное существо. 
     Дома у меня есть писания всех религий. Среди прочего там лежат Коран в нескольких переводах, Жития святых, Бхагавад-Гита, Зогар каббалистов, "Автобиография йога" Парамахансы Йогананды, которую сейчас читаю. Для меня все эти священные книги и символы – дары людям, наше общечеловеческое достояние. Это как небо и воздух, которым мы дышим. Они в равной степени принадлежат иудеям, мусульманам, христианам и другим. 
Сегодня для меня смысл жизни в том, чтобы быть проводником божественной красоты, флейтой, через которую изливается чистое искусство. Как у Есенина, быть "божьей дудкой". Я же ответственна за то, чтобы содержать эту "дудку" в чистоте, физическом и профессиональном тонусе и бесконечно очищать
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти